Год 1924. СТУДЕНТ-РАБОЧИЙ №16

Очередной очень забавный журнал «СТУДЕНТ-РАБОЧИЙ», №16 от 1924-ого года.
 
Журнал (PDF, 24 MB). Распознанного слоя нет.
 
Страницы 66 и 68 с браком. Позднее журнал будет перезалит. Журнал перезалит.

Позволю себе цитатку из журнала:

П. Юшков.

СИФИЛИС

(Народная лекция в стихах.)

I.

Я начинаю свой рассказ
Без добавок, без прикрас
Об одной болезни страшной,
По последствиям ужасной.

Сифилис её названье,
Как гласит о том преданье,
Аполлон, бог красоты
(Если мифы знаешь ты)
Ей впервые наказал
Пастуха, что не смолчал,
Богу греков нагрубил,
Непочтителен с ним был.

Верно-нет гласит преданье,
Но в Европу то страданье
Появилося с Востока
И со скоростью потока
По всем странам раскатилось
И в России появилось.

Она заразною слывёт,
Но несчастие несёт
Не по воздуху, воде,
А грозит тогда тебе,
Коли кровь, слюна иль гной
От больного, иль больной
Попадут на тело в ранку,
Иль в царапинку, изъянку,
Что порой и не приметишь,
Да и глазом не заметишь.

И зовётся половой,
Так как чаще путь такой
Передатчиком являлся,
Ты, конечно, догадался.
Заключается он в чём,
Да в сношенье половом.

Народом кличка ей дана,
Ведь им считается она
Болезнью страшною такой,
Что прозывается дурной.

И опасенья не напрасны,
Да последствия ужасны,
Коль её не захватить,
И вовремя не лечить.

Как она распространилась,
Как везде теперь развилась,
Это точно я скажу
И вот цифры покажу.

Что приносит то страданье,
Как идет заболеванье,
Как наступит, почему
И где препятствие ему?

II.

Есть такие невидимки,
меньше крошечной пылинки
спирохеты Шаудина
и они всему причина.

Их микробами зовут
и они всегда живут
в организме у больного,
выделяя яду много.

Их простой не видит глаз,
есть прибор, он в сотни раз
увеличить сразу может,
рассмотреть тебе поможет.

Он зовётся микроскоп,
и увидишь целый скоп
много тонких как ворсинки
и подвижных, как снежинки
с завитками спирохет.

Друг за другом снуют вслед,
гнутся, вьются, как спирали
и беда, коль в кровь попали.
Коли в трещинку какую,
или в ранку небольшую
спирохеты попадут,
То недели три пройдут
и в том месте волдырёк,
такой плотный узелок
постепенно возникает.

Зуд он, боль не вызывает,
начинает шелушиться
и вдруг в язву превратится.

Язва круглая такая,
и не очень уж большая,
с ноготь, что ли будет так
иль с серебряный пятак.

С уплотнением по краям
(то прощупать можешь сам)
будто лаком дно покрыто,
не избито, не изрыто,
отделяет мало гною
(ну, конечно, коль порою
занесёшь в неё ты грязь,
то струёй повалит мразь).

Подави её, не больно,
ну, мне кажется, довольно
уж об язве говорить,
чтоб тебя не утомить.

Близлежащие желёзки
постепенно припухают,
безболезненны и жёстки,
прямо хрящ напоминают.

Если язва на губе,
то припухнут челюстные,
коли будет на руке,
то железки локтевые.

А раз язва на мошонке
иль на члене, где в сторонке
увеличатся такие?
Ну, конечно, паховые.

Когда язва разовьётся,
твёрдый шанкр она зовётся.

Но не ставь болезни точки,
это первые цветочки,
ягодки-то впереди.

Ты на язву не смотри,
она часто без леченья
через месяц без сомненья
уж исчезнет, зарастёт,
но болезнь-то не пройдёт.

Спирохеты в кровь проникнут
и тогда уже возникнут
те явленья, но о них
я скажу в строках других.

А пока ты твёрдо знай,
даром время не теряй,
язва чтоб прошла, не жди,
а к врачу скорей иди.

Расскажи ему, что было,
как, когда то наступило,
он лечить тебя начнёт
и болезнь скоро пройдёт.

Дни леченья посещай,
и смотри, не пропускай,
каждый месяц промедленья
может вызвать осложненья.

Табачок нельзя курить,
пиво, водку, брагу пить,
а о женщинах тебе
пусть не грезится во сне.
И полгода только минет,
навсегда зараза сгинет.

III.

Коль лечиться ты не станешь,
иль возьмёшь врача обманешь,
будешь водку, пиво пить,
или к женщинам ходить,
то тогда уж не пеняй
и не плачься, твёрдо знай,
коль кого ты заразишь,
то под суд за то влетишь.

Попадёшь тогда в тюрьму
года на три, а тому
от тебя кто заразился,
где бы с ним ты не судился,
но придётся заплатить,
за свой счёт его лечить.

Это первое. Второе —
месяц, самое большое
полтора иль два пройдут
и вдруг пятнышки пойдут.

Видишь их ты целый рой
в виде высыпи густой
на боках и на ногах,
и на шее, на руках,
и повсюду и везде,
нет лишь пятен на лице.

И обычно высыпь эта
бледно-розового цвета,
не зудится, не болит,
и порой не обратит
на себя твоё вниманье.
И не чувствуя страданья,
часто их не замечаешь.

У врача коль побываешь,
скажет правду, не скрывая:
«Это стадия вторая,
эти пятна показали,
что микробы в кровь попали,
пятна весть с собой несут,
их розеолой зовут.
Время даром не теряйте,
А лечиться начинайте».

Коль лечиться ты не стал,
то кого тем наказал,
что тебя в дальнейшем ждёт?

Постепенно сыпь пройдёт
и без мази, без лекарства
(как болезнь полна коварства).

Но недели через три
пойдут красные угри,
их уж папулой зовут,
и они всегда ползут
в виде колец или гнёзд,
иногда же в виде звёзд,
иль цепочкой друг за другом,
иль охватят полукругом
часть лица и чаще лоб.

По размерам они с боб,
а другие, как зерно,
цветом все как под одно,
и упругие такие,
будто воском налитые.

Их найдёшь почти везде,
и на теле, на лице,
и особенно на лбу,
на промежности внизу,
вокруг заднего прохода.

И они в теченье года
временами то пройдут,
то, глядишь, опять пойдут.

Коли зеркало возьмёшь,
то во рту ты их найдёшь
в виде бляшек беловатых,
иль немного розоватых.
Разъедаются слюной,
выделяют едкий гной,
не дают тебе глотать.

А когда ложишься спать,
то почувствуешь, что ноги
ломит будто бы с дороги.
Мучат боли головные.
А то вдруг в часы иные
лихорадить начинает.

Смотришь волос выпадает
островками небольшими,
и мазями никакими
их тебе не удержать,
можешь рано лысым стать.

Ну, кажись, картина ясна
как заразна и опасна
эта стадия вторая.

Ведь повсюду выделяя
гной в количестве большом
и на члене половом,
и в проходах, и во рту,
на промежностях внизу,
всюду папулы гнездятся
и, конечно, изъявятся
здесь мочою, там слюной,
где от трения порой.

А в гною, как ни копнёшь,
спирохет всегда найдёшь.

А в крови тогда их много,
и подобного больного
пусть здоровый сторонится,
легко может заразиться.

Но в унынье не впадай,
об одном не забывай,
коли будешь ты лечиться,
правда года два продлится

То леченье, что же, брат,
в этом сам ты виноват,
но болезнь тебя покинет,
спирохета в крови сгинет.

IV.

Раз ты опять не стал лечиться,
или лечился, но шутя,
то, что в дальнейшем ждёт тебя.

И вот проходит года два,
то три и больше, как когда
микробы в ткани проникают
и спирохеты вызывают
в них разрушенья очаги,
зовутся груммами они.

Каждый орган, с каждым днём
разъедает, как огнём,
что за жуткая картина
и тому ты сам причина.

Ноги язвы изрывают,
бродишь ты, словно старуха,
груммы печень разрушают,
развивается желтуха.

Нос провалится, гниёт,
грумма череп прободает,
к безобразию ведёт,
отвращение вызывает.

Вдруг ударит паралич,
не застонешь и не охнешь,
поразит тебя навзничь —
и ослепнешь, и оглохнешь.

И сведёт тебя и скрючит,
в тридцать лет уж поседел,
как болезнь жестоко учит тех,
кто с ней шутить посмел.

Да, настал период грозный,
он кошмар тебе несёт
и зовут его гуммозный,
больной заживо гниёт.
До такого состоянья
ты себя не доводи,
хочешь избежать страданья,
раньше сифилис лечи.

Иль, кроме гибели твоей,
знай, коль недуг не пройдёт,
он поразит твоих детей,
он на потомство перейдёт.

И у несчастных матерей
взамен обычного порядка,
рождённых мёртвыми детей
бывает девять из десятка.

Незавидна участь тех,
кто и останется в живых,
увидишь в язвах, в сыпях всех
детей измученных, худых.
Они недолго проживут,
невзгод напор не отражают,
болезни гибель им несут,
они, как мухи, умирают.

Бывает случай и такой:
в здоровье будто нет сомнений,
ребёнок бодрый и живой,
растёт и всё нет проявлений.

Но вдруг врасплох, во цвете лет,
на теле грумма выступает,
какой ты дашь ему ответ,
кого он горько проклинает?!

Но он женился, что тогда?
Из поколенья в поколенье
болезнь идёт и нет конца,
и наступает вырожденье.

V.

Ты видишь, как болезнь идёт,
как много миру зла несёт,
она во всех углах страны,
для неё мы все равны.

Разит и бедных, и богатых,
счастливых, умных, тароватых,
идёт в лачугу и дворец,
и неизвестно, где конец.

Она калечит человека,
жизнь сокращает на полвека,
наследство грозное несёт
и к вырождению ведёт.

Где ж пусть спасенья от страданья?
Как избежать заболеванья,
как, чем его предупредить,
как зло народа прекратить?

Об этом ты сейчас узнаешь,
коли внимательно читаешь.
Обычный способ заражений
идёт от половых сношений.
Есть профессия одна,
проституцией она
называется давно
и скажу о ней одно,
что была она всегда
там, где голод и нужда.

Знал её античный век,
древний римлянин и грек,
и в крестовые походы
её помнят все народы.

И, конечно, не избег
её наш «культурный» век.
Мать её зовут нуждой,
а отца кулацкий строй.

Когда грозил неурожай,
крестьянин шёл в далёкий край,
иль отправлял своих детей,
к чему вело то дочерей?

В каждом городе их ждал
пасть разинув капитал.
На заводах, в мастерских,
если принимали их
и в прислугах на квартирах,
в ресторанах и трактирах,
всюду их ждала нужда,
и жестокая борьба.

Им грозило сокращенье,
безработицы лишенье,
голод и невзгод удар
их толкали на бульвар.

Продавались поневоле,
шля проклятье женской доле.
Что же их ждало потом,
путь один — в публичный дом.

Так проституция создалась
и нам в наследие осталась.

плоды работы капитала
Страны разруха поддержала.
Ты помнишь беженцев толпы
Голодный год и две войны.

Одну войну вели попы,
Купцы, дворяне, кулаки,
Зовет ее рабочий строй
Империалистической войной.

Вела вторую беднота,
Бежали банды Колчака,
Едва спаслись в чужие страны
Деникин, Врангель, атаманы.

Советы были спасены,
Но голод стал внутри страны,
Шла безработицы волна
И проституция росла.

Теперь с ней власть борьбу открыла,
Дома публичные закрыла,
Но уничтожить навсегда,
Удастся нам ее когда,
Дни голода, невзгод уйдут
И обеспечат женский труд.

А пока в глухих станицах,
И в заводах, и в столицах,
Проституток всюду рой,
В полдень и ночной порой
Встретишь их на тротуаре
В ресторане, на бульваре,
И дорогою—в вагоне,
На вокзале, на перроне.

Но докапано давно,
Так и быть оно должно,
Проститутке нет спасенья,
В первый год-же зараженье
Обязательно придет,
Что-ж ее клиентов ждет?

Всякий, каждый заболеет,
Кто сношенье с ней имеет,
Поручусь за это я,
Избегай их, как огня.

Но не только проститутка
Заразит, есть прибаутка,
«В век XX поклянусь.
За отца не поручусь».

За последнее ведь время.
Всюду есть болезни семя
И в подвалах, и в палатах:
Законченных дымом хатах,
Средь рабочих,
в деревнях
И в купеческих семьях.

Можешь там влететь в просак,
Где не думал бы никак.

Чтоб беда не разразилась,
чтоб несчастья не случилось,
я советую тебе
верен будь своей жене.

Удержись, не изменяй,
посторонних избегай,
брось ты ветреность свою,
иль погубишь всю семью.

Коль ты вдов, иль холостой
выход есть один простой:
от сношений воздержись,
если можешь, то женись.

VI.

Но не только ведь сношенье
вызывает зараженье,
есть ещё способ другой,
он зовётся бытовой:

вспомни то, о чём читал,
кровь и папул отделенье
и слюна, как я сказал,
вызывают зараженье.

Из одной с больным посуды
щи хлебать тебе придётся,
то не вследствие простуды
в горле язва разовьётся.

За его кусок возьмёшься,
из одной кружки напьёшься,
поцелуешься ли с ним,
или способом другим
попадёт слюна больного
(спирохет всегда в ней много)
и царапинка найдётся,
живо сифилис привьётся.

И пройдёт недели две,
вскочит язва на губе,
иль во рту она возникнет,
словом там, куда проникнет
спирохета со слюной.

Даже даст приятель твой
папиросу докурить,
тоже может заразить,
если он на грех больной.

Иль попали кровь, иль гной
с полотенцем, на платке,
или с ранки на руке,
на царапинку на коже!
И там язва будет тоже.

VII.

Но, надеюсь, стало ясно,
как для всякого опасно
сифилисом заразиться,
с каждым может то случиться.

И не только половое,
но и часто бытовое
зараженье может быть,
так не стоит говорить,
что болезнь это позор,
отворачивать свой взор
от подобного больного.

Надо мнения иного
быть об этом зле народном,
мы живём в краю свободном
не скрывать, и не стыдиться,
а идти скорей лечиться.

Запись опубликована в рубрике Работа с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *